Jon Jay — Пик Комсомола, восхождение соло и первый спуск на лыжах

Перевод powder.kz

By Jon Jay

(Komsomol Peak) – Part One: Ascent

(Komsomol Peak) – Part Two: First Descent with Skis On

Пик Комсомола — Часть первая: восхождение

26 июля 2013 года я прошел в стиле соло Северо-Западную стену пика Комсомол («лопата»), горы которая поднимается на 4376 метров (14357 футов) над городом Алматы в Казахстане. В определенных кругах он также известен как пик Нурсултан. Восходители не часто уделяют время этому маршруту, и к счастью, я поднялся на него через несколько дней после очень влажной метели и нескольких холодных ночей выше четырех тысяч метров. Погода создала условия идеально подходящие для альпинизма, особенно для прохождения ключа, который является первым скалистым участком в видео. Это место видно в гайдбуке, там маршрут делает небольшой поворот.

Фото с гайдбука. Я пролез маршрут №86, и вышел на гребень №84 после ключевой скальной ступени.

Я был немного одержим идеей спуска на лыжах, впервые взглянув на эту гору, поэтому было супер-весело сделать такой многообещающий подъем с лыжами за спиной.

Во второй части будет больше деталей и фотографий того, что на мой взгляд стало первым спуском на лыжах с этой горы. Подъем был самым захватывающим из всего, что я либо делал, а вот спуск страшным, наиглупейшим, из всего сделанного мной на лыжах.

Пик Комсомола — Часть вторая: первый спуск на лыжах

Когда я залез на вершину Комсомола, я был в восторге. Пройдя соло Северо-западную cтену, возможно я стал первым, кто сделал это в одиночку. Я оставил свои лыжи на дальней стороне предвершинного гребня, и позже траверснул обратно с вершины по острому как нож гребню, поднялся, немного спустился на предвершину, и подождал когда солнце прогреет стену.

Еще один вид Северо-Западной стены. По плану было проехать по правому ребру 2б, приспуститься с нескольких жандармов, а затем спуститься в первом кулуарчике в форме песочных часов в нижней части “лопаты”. Фото любезно предоставлено моим приятелем Мэттом.

Самым большим удивлением была скорость с которой я совершил восхождение. У меня ушло около двух с половиной часов от начала маршрута до вершины. Ранее, во время моей первой пробы своих сил на стене, мне понадобилось столько же времени, чтобы пройти одну треть всего пути из-за веса снаряжения на спине и состояния снега. На этот раз, я решил оставить веревку дома, прикинув, что я был бы в состоянии спуститься по обычному маршруту до точки, где снег отпустит, что позволит проехать самую сложную часть маршрута. Я ошибся примерно на 90 метров (300 футов)!

Спуск с вершинной башни

Подождав на предвершине пару часиков, я решил надеть лыжи и начать медленно спускаться вниз по стандартному маршруту. На Западной стороне была морозная корка, на который лыжи держали цепко и было легко поворачивать. Примерно через 10 поворотов, я перевалил за наддув на Северо-Западную стену, и сразу же самозадержался клювом на лыжной палке. Снег ни разу не отпустило, был полнейший лед.

Выкат на фирн за наддув

Это было первым признаком, того, что я выехал на стену слишком рано. Я осторожно соскользнул к торчащим из снега камням, и увидел, что это был ключевой элемент спуска, чтобы добраться к снегу, который, как я надеялся, уже отпустит. Сняв лыжи, я спустился по достаточно простому участку около 15 метров по небольшой полоске снега достаточной ширины для ботинок.

Короткий спуск без лыж. Проверяю палкой снег, выискивая лучшее место для спуска и, если быть честным, то все гораздо проще и безопаснее чем мой первый спуск с Quandary Peak.
Просматривая линию за перегибом на моем спуске… Там, где сужение внизу я поеду направо. Продолжать двигаться вниз по линии падения воды за перегиб может привести к очень быстрому набору скорости над огромными скалами и обрывом. Очень крутой склон!

Ниже по склону я опять надел лыжи и просмотрел за перегиб. Уклон был около 55 градусов, и несколько ударов лыжной палкой говорили о том, что подмороженный снег не отпустило. В нижней части кулуарчика был перегиб, который мог выбросить лыжника потерявшего контроль на огромные скалникии внизу. Другими словами, эта линия была крутая и сложная, да еще и во льду. Я колебался некоторое время, но ветер нагнал облачность которая стала все плотнее и закрыла солнце. Теперь я знаю, что должен был остаться подождать на вершине по крайней мере еще два часа, но на открытой стене я подмерз и нервничал. А еще лучше, если бы я взял верье да дюльфернул эту часть спуска. Без верья и в ветреную погоду, я осторожно встал лыжами через край, и как только обе лыжи оказались на склоне, я потерял почти все управление.

Проскальзывание без контроля.

Я всадил клюв на палке и всем весом надавил на него, но не смог зарубиться, проскользнув вниз около 10 метров. Я скользил не очень быстро, пытаясь закантоваться и зарубиться как можно лучше, но я был абсолютно беспомощен пока наконец-то смог удержаться.

Следы самозадержания. Еще раз спасибо, за палки с клювом, Ян. На данный момент я действительно не могу сказать, что этого всего достаточно.

Я полностью застрял. У меня не было возможности двигаться в любом направлении, кроме как вниз. Сняв лыжи, они скорее всего улетели бы к основанию стены включая и меня. Я чувствовал, что любое движение приведет к потере давления на внутренние канты лыж, и я полечу вниз, так что я слишком нервничал, чтобы снять рюкзак и достать ледорубы. Я сделал глубокий вдох, пытался разобраться в своих мыслях, и понял, что зарубаясь лыжей лесенкой, я мог бы сползти по кулуару вниз очень аккуратно.

Сползая вниз лесенкой

Единственный раз, когда я слышал о спуске на 55-градусном склоне, когда Крис Дэвенпорт и Нил Бейделман спускались на лыжах южной стене Capitol Peak . Как писал Дэвенпорт : «Во всяком случае, мы сразу же столкнулись с несколькими сотнями футов 60-ти градусных поворотов. Когда вы делаете поворот на таком уклоне, вы на самом деле отрываетесь от склона на несколько футов, прежде чем ваши лыжи коснуться снега снова. Вместо того чтобы сделать поворот на лыжах, я шагал лесенкой на вертикальной стене, аккуратно по четыре дюйма за шаг в течение получаса. Так, как я двигался медленно, я определенно представлял последствия неверного шага, вероятность ошибки все время была перед глазами.

Спуск лесенкой. Может показаться, что снег отпустило и он мягкий, но каждый шаг удавалось сделать после четырех, и даже пяти, шести ударов лыжей, и эти удары были самыми трудными шагами в жизни.

Весь процесс занял около получаса, прежде чем я достиг точки, когда я почувствовал себя в безопасности. За это время также разрядилась моя GoPro. Я заснял 26 минут 30-ти минутного бокового спуска, но, как вы можете себе представить, смотреть такое не очень интересно. Когда я спустился траверсом с последнего крутяка, я сделал перерыв, чтобы отдышаться и осмыслить то, что только что произошло. Немного сморщившись, я не сводил глаз с грубых следов оставленных мною на склоне, но я уже был в безопасности. Дальше я быстро и без остановок съехал по нижней части «лопаты» по мягкому снегу до основания стены, а потом просто некоторое время смотрел на гору. Я не испытывал особой радости, о том что произошло, но я сделал это и был в безопасности.

Вид снизу. Фотография любезно предоставлена Мэттом. В это время все аккумуляторы в моих камерах уже разрядились.

На данный момент, я не могу сказать, что я был горд тем, как я съехал, если вы хотите назвать это спуском (я до сих пор не решаюсь называть это иначе как «первый спуск на лыжах”).

 

Больше всего я бы предпочел спуститься дюльфером несколько питчей в средней части стены.  Но когда я ходил первый раз, вес веревки в дополнении к бивачному снаряжению днем ранее на подходах был просто ужасающим, и без верья я лез намного быстрее. Еще особенно сложно было поймать “окно”, чтобы стена прогрелась и снег отпустило. На выкате я проехал по разбитой каше и через несколько часов вероятность мокрых лавин увеличивалась, которые я видел при первой попытке восхождения. Я догадываюсь, что под конец дня спуск был бы очень сложным, и нормальный спуск без дюльфера в середине маршрута был бы невозможен, на крайний случай пришлось бы спускаться как вышло у меня.

Я открыт для критики, но только помните, что было бы лучше, если вы покажите свой совет в деле и приедете в Казахстан, чтобы увидеть все своими глазами. Я получил поздравления от местных гидов, кто ходил обычный маршрут по западному гребню, но никто из них даже не думал попытаться такое проехать.

У меня нет планов возвращаться к этому маршруту, из-за того, чем это обернулось.

P.S., яркая история о моем раннем возвращении.

Я вернулся в базовый лагерь на леднике Богдановича, где я устроил маленький пир и отдохнул в тепле на плоской морене.

На следующий день я планировал пройтись на вершину Карлытау, траверснув до пика 28-Гвардейцев Панфиловцев и встретиться с Мэттом и Макензи. Однако мой план был сорван в середине ночи, когда я проснулся около 12:30 в панике. Я выполз из палатки очень взволнованным без всяких видимых на то причин. Я решил пописать, и принявшись за это дело, внезапно в животе случилось неладное и меня пронесло. Я сразу присел, ведь диарея была хуже взрыва, а туалетная бумага была далеко. Я вытерся снегом и мой живот начал делать сумасшедшие булькающие шумы. После использования дезинфицирующего средства для рук я принял таблеток от диареи, чтобы больше не засирать морену.

Я ворочался в палатке в течение часа с болями в животе, пытающимся вырваться из моего тела. Перевернувшись на левый бок, я почувствовал нарастающий вкус желчи в горле. Я чудом расстегнул спальный мешок, молнию палатки, и за доли секунды меня вырвало наружу. Меня рвало еще несколько раз, прежде чем я положил голову и, наконец-то, вернулся ко сну.

На следующий день, я проигнорировал звук будильника, и дремал пока солнце не начало жарить сквозь стены палатки. Я отмыл снегом заблеванное снаряжение, и упаковал свои вещи чтобы вернуться обратно на Талгарский перевал. Спуск в таком состоянии занял вдвое больше времени, чем подъем наверх, пока я не добрался до подъемника чтобы вернуться обратно в город. Люди предположили, что это, возможно, была плохая курага, а другие, что, возможно, такое случилось от большого количества адреналина и кишечник с желудком разжался на целых 12 часов после спуска.

В любом случае, я был истощен в течение двух недель, до следующего возвращения в Тянь-Шань.

[line]

Мы очень рады этому спортивному событию, которое раздвигло границы возможного в наших горах. Все это еще раз показывает разное видение райдеров, ведь мы тоже хотели съехать в районе 5 Июля, 2013, но попробовав часть нашего маршрута, из-за льда нам пришлось повернуть. Будем ждать лучших условий сделать все красиво, плавно и безопасно. А пока еще 2 самых лучших спуска в Казахстане ждут своих героев. Один в районе Хан-Тенгри… догадайтесь сами 😉

(п.с это не Хан)